15 ПРИЧИН, ПО КОТОРЫМ, СЦЕНАРИИ НЕ ПОПАДАЮТ К ПРОДЮСЕРАМ

Прежде чем попасть к продюсеру или агенту, сценарий должен пройти проверку ридера: именно он решает, стоит ли тот или иной сценарий внимания. Пожелавший остаться анонимным ридер, работающий на крупную голливудскую студию, после прочтения трехсот текстов решил выделить самые распространенные ошибки, которые допускают сценаристы при их написании.

1. Сама история начинается слишком поздно

Главная интрига появляется только во второй половине сценария, и часто до середины второго акта даже невозможно понять, какого рода история перед вами. Необходимо выстраивать повествование таким образом, чтобы оно захватывало с самого начала.

2. Сцены лишены конфликта

В тексте присутствует множество сцен, которые никак не меняют ни персонажей, ни само повествование. Зачем вообще нужна сцена, если она ни на что не влияет?

3. Сценарий слишком точно придерживается формулы

Конечно, у сценария есть определенная структура. Однако если одни и те же вещи встречаются на одних и тех же страницах, читатель и, впоследствии, зритель начнет различать элементы формулы и сможет предугадывать дальнейшее развитие событий.

4. История слишком растянута

Сюжет, который мог бы уместиться на двадцати страницах, занимает около сотни. Истории просто не хватает.

5. Антагонисты слишком карикатурны

Collapse )

С днём революции!



Друзья! 102 года назад произошла Великая Октябрьская Революция. Это офигенный праздник. И очень светлый.

Что в нём светлого? Казалось бы, текущая наша реальность куда как безрадостна. Кое-кто из людей на её вызовы вообще отвечает риторически и пишет ответ на заборах. Кто-то читает (а чаще пишет) макулатуру о попаданцах в альтернативную реальность. Но некоторые, самые продвинутые, начинают изучать опыт тех, кто строил альтернативную реальность не только в своей голове, но и в природе. Советский опыт. Опыт социализма.

И я от всей души рад, что наше общество постепенно преодолевает свои комплексы и начинает всерьёз изучать собственную недавнюю историю. Люди интересуются историей военной (спасибо Алексею Исаеву). Интересуются историей социально-политической (Егор Яковлев с его «Цифровой историей» не даст соврать). А в последнее время (за что великий респект Алексею Сафронову) начали разбираться, что такое экономическое планирование: это совсем не так страшно, как казалось издалека. И не только разбираться, как оно было устроено, но и, даром что пока ещё медленно и несмело, проводить «работу над ошибками».

Откуда такой интерес? В конце концов, из каждого утюга нам говорят, что советский опыт оказался насквозь провальным. Да и в самом деле, где сейчас тот Советский Союз?

Не будем спорить, провал так провал.

В конце концов, мы не смогли наладить полноценной демократии снизу доверху, и в третьем поколении политического руководства получили такой механизм отрицательного отбора, что откат в капитализм стал неизбежным. Мы не смогли развить и продвинуть в массы социальные науки — и получили на свою голову позднесоветскую творческую интеллигенцию, которая не имела ни малейшего понятия, как устроено их собственное общество, зато имело к этому обществу лютую ненависть, в комплекте с самомнением наполеонов. Хотя, казалось бы, чем сложнее устроено общество, чем дальше оно хочет уйти от стада обезьян, тем социальные науки ему нужнее. Но вот не смогли. И даже внимание на это не обращали, пока не стало слишком поздно.

А прадеды наши, к великому сожалению, не были бессмертными эльфами, и потому не могли утирать нам сопли вечно.

А что же мы тогда смогли?

Для начала — сущий пустяк: смогли выжить. И не один раз, а целых три.

Первый раз — ещё в конце Первой Мировой. Ибо на карте мира мы были не страной-бензоколонкой, как сейчас, а страной-смертником. Одноразовым инструментом. Мы должны были пару лет отвлекать немцев на Востоке, а потом мировое сообщество готовило нам, в лучшем случае, судьбу Австро-Венгрии. А скорее — судьбу Византии. Смертник выполнил свою задачу, теперь его можно убить и съесть, распилив на мелкие кусочки.

Когда царь Николай полетел со своего трона, это в мировом сообществе никого не удивило. И последующая чехарда правительств никого не удивила тоже. И даже большевики никого не удивили: для солидных парней в Париже и Лондоне это были очередные временщики. И когда началась гражданская война, то к этого мировое сообщество тоже ни разу не испугалось. Так даже лучше: если земля превратилась в одно сплошное Дикое Поле, как нынешний Ирак, увеличенный впятеро, то тем легче захватить самые вкусные участки.

Да, нас уже считали покойниками, а мы выжили. Европу очень удивило, что гражданская война на шестой части суши однажды закончилась, причём полной победой большевиков. И ещё больше удивило, когда те сумели выстроить социалистическую экономику — и та экономика, при всех её недостатках, умудрялась выдавать рекордные результаты даже в разгар Великой Депрессии. А для бывшей банановой республики и вовсе отличные. Выйти на второе место в мире, подумать только! Такого в нашей стране ещё не случалось. Причём эксплуатация населения не повышалась (да и куда там повышать, против царской-то России), а постоянно снижалась. И в других странах это видели — и делали выводы, ибо это, даже безо всякого Коминтерна (а уж с ним и подавно), было настолько мощной угрозой, что господа капиталисты, надув в штаны, спохватились и сами начали вводить в передовых странах мира элементы социального государства.

Второй раз — когда мировое сообщество вырастило против нас паровой каток по имени Адольф Гитлер. Его принято рисовать бесноватым ефрейтором — но самое страшное, что это не так. Он был очень умным человеком, одним из немногих политиков, который только что мамой не клялся, что будет воевать не против людей, а только против русских. А нас убивать можно и нужно. И для нас он тоже был нормальным европейским политиком-колониалистом, который вёл на Востоке нормальную колониальную войну, как когда-то англичане против индусов.

Только и тут не задалось. Сначала, в 39-м, мы сумели обратить паровой каток против своих же создателей (Европа нам этого не простит, какая потеря!). Но и потом, даже получив чудовищный удар от лучшей в мире сухопутной армии, умудрились не только выстоять. Нет, ну кто же знал, что эти русские обезьянки смогут массово производить современную авиацию, бронетехнику, боеприпасы и всё такое? Никто не знал, вот нас и похоронили. Нас снова сочли покойниками, а мы снова сумели выжить, перемолоть эту армию — и закончить войну в Берлине. А между делом, походя, перекрасить всю Восточную Европу в красный цвет. Царь Александр со своим Священным Союзом удавился бы от зависти, а для СССР это был ещё один рабочий эпизод. Истинно говорю, у истории отменное чувство юмора...

В третий раз доброе мировое сообщество, учтя прежние ошибки, решило нас уничтожить при помощи последних достижений науки. План был прост как лом: накопить сотню-другую ядерных зарядов и вдарить по нашим городам. Эрмитаж и Третьяковка, конечно, пострадают, но кому они нужны, когда есть Лувр и Прадо? А оставшиеся территории можно спокойно разделить на бантустаны, и тамошние правительства будут делать что им скажут. Скажут продавать нефтяные месторождения за копейки — продадут. Скажут открыть рынки кому нужно — откроют. А если надо будет, то и право первой ночи для белых господ введут, почему нет?

В своих мечтах нас уже списали, а вот мы опять всех обманули — и выжили. Не, ну кто же мог знать, что послевоенный Советский Союз, эта страна вдов и инвалидов, внезапно внезапно построит и реактивные истребители и зенитно-ракетные системы? А скоро сделает и собственные ядерные заряды, и средства их доставки. И много чего ещё. Очень много. Настолько много, что это воспринималось как должное.

- Запускать спутники? Почему нет!
- Массово строить атомные электростанции и атомные же ледоколы? Непременно.
- Массовое жилое строительство с раздачей квартир безо всяких ипотек? Обязательно!
- Вывести торговый флот на второе место в мире? Без проблем.
- Выйти на второе место в мире по гражданской авиатехнике и захватить до трети мирового рынка? Сделано.
- Обустроить лютую глушь, север Тюменской области? Не, ну а как же иначе, надо же будет нерадивым потомкам через 40 лет хоть что-то экспортировать!

А между прочим были и Куба, и Вьетнам, и Соединённые Штаты ни черта не могли с этим сделать, хотя и очень хотели...

Так вот, друзья: всё это был ещё провал.
Прикиньте, как тогда будет выглядеть удача?

С праздником = )
Атлантис

Митинги, 27 июля 2019 в Москве и 25 марта 2017 в Минске, сравнения

Недавно произошёл незаконный митинг в Москве, 27 июля. Обвиняют власти в беспределе и заявляют, что стоило устраивать. А я вспомнил другую неразрешенную акцию, в Минске 25 марта 2017 года.
Москва

Минск


Collapse )

Я скорее всего часть важных вещей упустил. Но следует отметить самое важное.
В Беларуси акции протеста были действительно народными и вызваны хамскими и грабительскими законами (не оговорка, их много, а не только Декрет №3), и добились смягчения Декрета №3.
В Москве это была акция отчаяния прозападной оппозиции, вызванная отсутствием реальной поддержки в народе вплоть до невозможности собрать нужное количество подписей, отработкой грантов и политическим фиаско.
В Беларуси жестокость милиции вызвана страхом Лукашенко за власть. В России по реакции либерастов на дело Голунова (на его освобождение и прекращение уголовного дела) власти окончательно пришли к выводу о невменяемости оппозиции и необходимости бить неадекватов и врагов.
Как ни печально сознавать, в России власть более народная, чем в Беларуси.

15 ТОЧЕК СНАЙДЕРА

Структура, предложенная Снайдером, является результатом его практического опыта и анализа работ других авторов, в частности, всемирно известной книги Сида Филда «Сценарий». На данный момент эта структура, пожалуй, является самым удобным и простым руководством по чёткому структурированию истории. Она также имеет в своей основе три акта, но внутри них – 15 основных пунктов, распределенных по страницам 110-страничного сценария. Кратко остановимся на каждом из них.

СТРУКТУРА ПО СНАЙДЕРУ

1) Открывающая сцена (с. 1). По этой части у нас складывается первое впечатление о фильме – о его тональности, настроении, масштабе. Это также возможность показать зрителю стартовую точку, с которой начинается путешествие главного героя (каким герой был до основных событий).

Открывающая и финальная сцены должны иметь противоположный заряд, как плюс и минус.

2) Формулирование темы (с. 5). Где-то на пятой минуте фильма с хорошей структурой сценария кто-то (обычно не главный герой) задает вопрос или произносит фразу (как правило, в адрес главного героя), в которой формулируется основная тема картины («Будь осторожен в своих желаниях», «Кто высоко летает, тот низко падает», «Семья важнее денег» и т.п.). Это высказывание – тематическая установка картины. По сути весь фильм – это цепь размышлений на тему некого образа жизни или стремлений главного героя, поэтому, определившись с главной темой, нужно с самого начала заявить её и для зрителя.

Collapse )

Сухожильные упражнения Засса для настоящих силачей

Очень часто можно встретить такую картину: человек с очень тонкими ногами гораздо сильнее атлета, у которого ноги представляют собой гору мышц. Возникает логичный вопрос – почему так происходит? А все дело в том, что большие мышцы не означают сильные мышцы, настоящую силу дают только комплексные тренировки мышц, связок и сухожилий. По плотности сухожилия уступают костям, без них человек превратился бы просто в студень. Именно развитие сухожилий является основой реальной силы, поэтому их нужно также упорно, как и мышцы. Картина, описанная выше, встречается довольно часто, когда мускулистые атлеты не в состоянии сделать то, что может человек скромного телосложения.

От объемных мышц нет никакого толка, если их не дополняют крепкие сухожилия, ведь отсутствует сама основа силы.


Многие культуристы не могут использовать полную силу в момент, когда это действительно необходимо. Так что практической пользы от одних только гигантских мускулов немного.

Мышцы растут в объеме за счет движения, а сухожилия укрепляются совсем другим способом. Наилучший вариант – попытаться сдвинуть какой-то неподвижный предмет, например, толкать стену. Именно от сопротивления и увеличивается сухожильная сила.

Collapse )